web-обзор
главная страница
мои работы

#39

[назад к оглавлению]

Самый вкусный чай в жизни

Я гурман. Люблю качественный кофе, сваренный в турке, хороший чай, заваренный по всем правилам. Сегодня в Москве можно приобрести практически все, что душа пожелает: мате, ройбуш, зеленый чай всех сортов, в различных сочетаниях, с разными добавками. Но был в моей жизни чай, который не сравнится ни с одним по вкусу.

Итак, о чае.

В далеких девяностых я учился в Казанском Суворовском военном училище (92-94гг.). Каждый сентябрь и по весне, когда сходил снег и становилось сухо, мы бегали кросс 3 км на зачет. Нормативы, которые приходилось выполнять, далеки от повседневности. Даже для нас, молодых и здоровых, пробегавших каждое утро по несколько километров, а иногда еще и с продолжением в течение дня, уложиться на пятерку было не так просто. Выкладывались по полной. Были случаи, когда некоторых рвало на финише.
К подготовке мы подходили со всей серьезностью. Большое внимание уделялось одежде и обуви, в тех рамках, что мы могли себе позволить. Бегали, в основном, в казенных полукедах, которые обладали двумя недостатками: часто слетали из-за короткой шнуровки и обладали очень тонкой подошвой, через которую чувствовались все камешки на грунтовой дороге. Но зато ощущение в них было близко к босой ноге. Это давало преимущество в скорости.

Однажды, во время летних учений, я заболел ангиной, а, когда вернулся из больницы, сразу же был вынужден бежать марш-бросок. Плохое самочувствие и слабость в таких делах никогда не являлись основанием для неучастия в зачете. Когда мы пробежали половину дистанции, то я понял, что мне не просто плохо, а что я теряю сознание.
Но это был мой взвод. Мой золотой взвод! Пацаны сняли с меня все тяжести: вещмешок, полевую сумку, противогаз, саперную лопатку, которая болталась под ногами. Я сопротивлялся, мне было стыдно. Стонал «пацаны, не надо, я сам». Но пацаны знали, что делать. Наш спортсмен-лыжник Мишка Архипов схватил меня за руку и тащил за собой километра полтора. Не знаю, как я добежал. Мы финишировали единым строем, гремя снаряжением. Когда я пересек финишную черту, потерял сознание.

Я бегал не всегда хорошо. На пике формы еле-еле вытягивал на пять. С запасом в пару секунд. В остальное время бегал на четыре. У меня с длинными дистанциями всегда было плохо. Уже когда был лейтенантом, врачи поставили диагноз пралапс двух сердечных клапанов (митрального и трикуспидального), а тогда я просто тянулся за мечтой и не хотел быть слабее других.

Бегали мы по берегу реки Казанки. По грунтовой дороге. 1,5 км вперед и 1,5 назад. Бегали всегда по утрам, пока прохладно. На старте страшный мандраж. Колени тряслись от страха не уложиться в норматив и предвкушения предстоящей пытки. А на финише нас ждали армейские бидоны-термосы с чаем. Это был чуть сладковатый чай. Нам наливали его в железные кружки половником. Сколько помню, ни разу кружка не была полной. Всегда доставалась половина. Но это был самый вкусный чай в моей жизни.

СВУ

Слева направо: я, Саня, Костя. Август 1992 года.

#40 →